Китаец

Китайский язык и диалекты

Всё будет хорошо и своеобразно.

Китайские диалекты и специфика общения. Как говорить по-китайски или основные слова и выражения на русском языке. Русско-китайский разговорник: как объясниться в незнакомой стране. Популярные фразы и выражения для путешественника.

Утверждение о том, что разница между китайскими диалектами больше, чем между родственными языками Европы, и что грамотным китайцам из разных провинций проще общаться, рисуя иероглифы (в том числе и, для скорости, пальцем на ладони), — справедливо. Это подтвердил в том числе собственный опыт путешествий по Китаю и общение с носителями этого языка в других странах. Поэтому попробуем хотя бы вкратце прояснить ситуацию, чтобы облегчить жизнь следующим поколениям "китаеедов", озаботившихся проблемой общения с местными гражданами.

Прежде всего следует сказать, что литературная произносительная норма — "путунхуа", или "обычная речь" — характерна только для образованных китайцев. Как минимум, следует быть морально готовым к так называемому пекинскому просторечию — простые жители Пекина (возможно, и других городов) будут весьма часто и свободно пользоваться суффиксом "-р" (произносится как чёткое английское "r"), присоединяя его в том числе и к географическим названиям — не удивляйтесь, если посольский квартал Саньлитунь вам назовут "Саньлитур". Выражаясь формальным языком, пекинцы употребляют большее число эризованных слогов, чем это принято в путунхуа.

Далее, необходимо обратить внимание на особый диалект, доставивший мне немало мучений в Циндао (я для себя называл его "шаньдунским", поскольку впервые столкнулся с ним именно в этой провинции — но впоследствии слышал его даже и во Внутренней Монголии). Для него характерны две черты, напрочь сбивающие с толку человека, лишь недавно уложившего в голове пару десятков или сотен (кто как заморочится) китайских слов. Во-первых, эти китайцы последовательно заменяют во всех слогах инициаль "ш-" на "с-", "ч-" на "ц-" и "чж-" на "цз-", будто бы шепелявя. Шанхай становится Санхаем, Китай вместо "Чжунго" называется "Цзунго" — и это только тривиальные примеры! И что ещё хуже — в этом диалекте отсутствует терминаль "-нь" (в произношении — как русское "н"). Не путайте: Пекин здесь так и останется Бэйцзином, а вот провинция Юньнань сокращается до "Юна-сэн", и столица её Куньмин — до "Кумин-сы" (-сэн — вместо -шэн, "провинция"; -сы — вместо -ши, "город"). Иногда, в речи отдельных шаньдунцев, можно встретить замену инициалей "с-", "ц-" и "цз-" на соответствующие межзубные — последние две в английском не встречаются, но есть в монгольском. Когда этого нет — атас, любой слог на "с-" может оказаться "замаскировавшимся" слогом на "ш-". Это явление напрочь выбивает из лингвистической колеи, если заранее к нему не подготовиться. Разумеется, речь здесь о тех, кому хоть сколько-нибудь интересны подобные вещи!

Данный вид произношения был бессознательно зафиксирован В. Динцом в Маньчжурии — описанные им крики "Сули!" со змеиным свистом в начале не что иное, как местный вариант слова "сулянь" — сокращённое название Советского Союза. Что интересно, в Москве мне приходилось общаться с уроженцами города Далянь (пров. Ляонин), и они то же везде меняли "ш-" на "с-", не отдавая себе в этом никакого отчёта. Конечных "-нь", впрочем, не опускали. При всей внешней запутанности этот диалект — единственный из всех, о которых мне известно, который оставляет хоть какой-то шанс на возможность понимать и объясняться для туриста-дилетанта.

В Куньмине мне довелось услышать от кого-то из местных необычный диалект, и моя спутница (знавшая китайский гораздо лучше меня) ценой значительных интеллектуальных усилий уловила какие-то отдельные соответствия с путунхуа, но дальше этого дело не зашло. Человек, заметим, явно им (путунхуа) не владел, иначе объяснялся бы с иностранцами на нём. Можно предположить, что работники гостиниц на периферии владеют путунхуа наряду с родным диалектом, а прочие люди — могут и не владеть.

Гуандунский диалект, распространённый в и вокруг одноимённой провинции, а также в Гонконге, радикально отличается от путунхуа и шансов понять один из них, зная другой, нет вообще — приходится изучать их как отдельные языки. То же относится и к местному диалекту Тайваня, однако, к счастью, большинство тайваньцев владеют путунхуа не хуже, чем образованные жители материкового Китая. Среди необычностей, характерных для разных диалектов, можно назвать сохранение глухих (точнее — имплозивных) терминалей и наличие большего, чем четыре, числа тонов (отчего язык начинает смахивать по звучанию на вьетнамский или тайский), а также неразличение начальных "н-" и "л-" (Гуандун, провинция Хунань и др.). Так что есть смысл задуматься, возможно, изучение иероглифов окажется серьёзным подспорьем на пути к взаимопониманию, чем запоминание произношения слов — если только прицел не делается на плотное изучение какого-то конкретного района. В этом случае имеет смысл, наряду с путунхуа, заняться изучением именно этого диалекта. Причём на месте — у нас сколько-нибудь приличных самоучителей просто не существует.